Дорога к Паисию

Дорога к Паисию

4769
Поделиться
Дорога к Паисию

Решение идти в Паисий монастырь созрело быстро. Величественные руины Успенского собора монастыря в ясную погоду хорошо видны из нашего Михайловского, поскольку Успенская, или, как ее называют местные жители, Паисия слобода, находится на крутой горе, километрах в пяти от нашего села. Монастырь почти невольно приковывает к себе внимание, пробуждая желание к паломничеству, – так он красив и значителен. До перестройки военные успели проложить в окрестностях Галича хорошие дороги, и потому поход в монастырь обещал быть не только увлекательным, но и не слишком тяжелым.

Как-то поутру мы сколотили пеструю семейную команду калик перехожих и отправились, как в старину, – пешком по святым местам! …

 Я в далеком детстве была с бабушкой в этом монастыре. Там тогда располагался инкубатор. Мы ходили в Паисий за цыплятами. Помню, что бабушка тут сделалась какой-то стеснительной и смущенной…

 Мне тогда это было непонятно, я ведь не знала, что купленные нами цыплята обитали в совершенно особенном, можно сказать - святом месте. И получается, что мы тогда невольно поучаствовали в кощунственном деле.
476.jpg
 Обитель преподобного Паисия

Никольский - это первоначальное название монастыря – был основан так давно, что и сведений о том не сохранилось. Сейчас он зовется Успенский Паисиево-Галичский женский монастырь. Известно лишь, что святой покровитель галичской земли преподобный Паисий поселился в обители в 1385 году и прожил здесь более 70 лет.

 Именно в это время явилась в монастыре чудотворная Овиновская икона Божией Матери. У этой иконы есть своя легенда. В 1425 году жил в Галиче благочестивый боярин Иоанн Овин. Он деятельно участвовал в обустройстве монастыря и даже собирался построить в обители храм. Вот тогда и явились ему двое лучезарных юношей, вручивших икону Пресвятой Богородицы и повелевших на территории монастыря воздвигнуть храм в честь Успения Божией Матери. Что и было боярином исполнено.

 Иоанн Овин передал икону преподобному Паисию, и вскоре она стала являть миру многочисленные чудотворения и исцеления. Овиновская икона стала предметом вожделения многих московских правителей, они, конечно, хотели видеть ее у себя, в Кремле. Но ничего не получалось. Крепко держался простой народ за свою святыню, слезно молил благочестивый Паисий не разорять обитель. А когда московский князь Василий Темный все-таки силой забрал у Паисия чудотворную икону, то каким-то непостижимым образом она вскоре вернулась в родные монастырские стены.

 Василий, хоть и был Темный, но уразумел, что был не прав. Он раскаялся, попросил у преподобного Паисия прощения, по его благословению снял с чудотворной иконы список и установил его в одном из храмов Московского Кремля. Так подлинник остался в галичской обители, а гордой Москве пришлось удовольствоваться копией.

В 1460 году преподобный Паисий преставился ко Господу, а монастырь его светлого имени пустился в плаванье по бурному морю российской истории. Монастырь вместе со своей страной пережил все: нашествия врагов, многочисленные пожары и бедствия. Но устоял. Не угасали в нем ни монастырская лампада, ни монашеское бдение.

И только при атеистическим варварстве ХХ века он, казалось, безнадежно рухнул. В 30-е годы монастырь был закрыт, службы прекращены. А пожар, который случился в обители в 70-е годы, был такой разрушительной силы, что почти начисто уничтожил остатки и без того оскверненной и истребленной обители, этой бесценной жемчужины северного русского зодчества ХVI – ХVII столетий.

Но – чудны дела Твои, Господи! Как куриный пух, стряхнул монастырь с себя все богохульственные напасти. С 1993 года возродилась древняя традиция совершать Крестный ход 5 июня - в день памяти преподобного Паисия Галичского. И начались в монастыре восстановительные работы. Застучали молотки, зазвенели пилы, и началось возрождение старого монастыря. Строители, монахини и трудницы приступили к реставрации главной святыни – Успенского собора.

В 1997 году в Паисиевой обители впервые почти за сто лет прошло первое богослужение. Вот к этому островку чудесного возрождения как-то поутру, летом 2004 года, и отправились мы с двоюродным братом Павлом и целой стайкой наших разновозрастных пилигримов в пешее паломничество.

Вот оно — настоящее чудо!

В нашем распоряжении была машина, но хотелось именно идти туда, не спеша, постепенно приближаясь к цели, наполняясь предвкушением духовного открытия. Шли мы удивительно легко, хотя большая часть пути была в крутую гору. Любовались родными местами, с которыми у каждого из нас – свои воспоминания. Наш взволнованный настрой передался и деткам. Они весело гомонили в предвкушении чего-то необычного. Когда же почти неожиданно для себя одолели мы крутой подъем и оказались в легендарной слободе, то увидели… высокий деревянный забор, который надежно, а для нас – безнадежно отделял монастырь от всего остального мира. Все поутихли. Промелькнула досадная мысль: «Неужели зря пришли? А как же ребята? Они так надеялись!»
478.jpg
 Фото Антона Грачева.

Как самая старшая я отправилась к монастырским воротам. Они были так же капитальны, как и забор. Но – делать нечего! Набравшись смелости, нажала кнопку звонка – никакого результата. Казалось, что в монастыре вообще никого не было. Позвонила еще раз. Еще. Наконец калитка со скрипом отворилась. Перед нами предстала женщина в темном одеянии и строгом платке. Увидев наши растерянные лица, она вдруг улыбнулась и милым окающим говорком поинтересовалась, чего мы хотим. Оказалось, монастырь для посетителей открыт лишь в определенные дни и часы, а в остальное время здесь идет большая стройка, так что, извините, не до гостей!

Я объяснила этой женщине, кто мы такие, чего хотим и почему никак не можем вернуться назад не солоно хлебавши. Да она и сама, увидев запыхавшуюся детвору и наши расстроенные лица, все поняла и предложила войти. Сказала, что пришлет сейчас сестру, которая ответит на наши вопросы и поводит по монастырю. Мы осторожно огляделись. Не каждый день бываешь в действующем монастыре, да еще с такой драматичной историей! Хотя… есть ли на Руси храмы и монастыри со счастливой, безмятежной судьбой?
479.jpg
Дорога к Паисию.

Вскоре появилась молодая женщина, одетая так же, как и первая. Только говорила она без местного акцента, как по писаному. Чувствовалось хорошее гуманитарное образование. Грустные глаза выдавали явно непростую судьбу. Назвалась она сестрой Натальей. Была приветлива. Подробно рассказала о нуждах обители, о ходе строительных работ, о недавно прошедшем Крестном ходе. Однако о своей прошлой мирской жизни разговора не поддержала. Монахиня провела нас в здание Успенского собора. Поведала, что его восстановление, несмотря на понятные сложности, идет до удивления споро. Люди жертвуют на храм. Монахини работают не покладая рук. Потом она пригласила нас спуститься по крутым ступенькам вниз, в темное помещение, находящееся под церковью. Именно там полвека и располагался злосчастный инкубатор.

Сестра Наталья подвела нас к почти невидимому в полутьме выступу в стене и, понизив голос, торжественно произнесла: «Здесь находится рака с мощами преподобного Паисия. Чего только ни видели эти стены, что только не случалось со страной и храмом за прошедшие полтысячи лет, - а рака оказалась нетронутой, неоскверненной! Вот оно – настоящее чудо!» И теперь люди, которые не просто деятельно реставрируют стены, - Душу народную восстанавливают, - верят, что помогает им в этом защитник земли Галичской, их святой заступник - преподобный Паисий.
480.jpg
 Фото Антона Грачева.

Мы поблагодарили нашу проводницу, щедро пожертвовали на храм и вышли за монастырские ворота. Картина, открывшаяся нашему взору, уже давно была названа Левитаном: «Над вечным покоем». Мы стояли на вершине горы. Раскинь руки – полетишь! Простор такой, что дух захватывало! А красота! Если бы каким-то волшебным образом преодолеть земное тяготение и воспарить, то приземлились бы мы аккурат в своем родном Михайловском, порушенные купола и звонницы храма которого ясно просматривались в светлой дали.

С прозрачных высот наша старинная сельская церковь Михаила Архангела, сильно изуродованная людьми и временем, выглядела особенно тяжелым укором всем, кто это сделал, кто допустил и кто продолжает мириться с варварством и вандализмом.

Помните, картину Саврасова «Грачи прилетели»? Одни в один - наша Михайловская церковь! Стоит, сиротинушка, ждет, когда сельчане опомнятся.

В тот день, глядя со святоносного возвышения, верилось, что дойдет черед и до нее, что все погубленные неверием и катаклизмами храмы люди, очнувшись от исторического морока, обязательно восстановят. Будто очищающие волны добра и надежды плыли от Паисиевой обители на землю русскую. Они подхватывали и наполняли душу верой: до каждой оскверненной святыни дойдет черед, не может не дойти!

Ведь вспомнили люди о Боге, ведь начали уже преодолевать вековую разруху и получается у них!

Ну, разве не чудо? Не опоздать бы только!

Наталья ЛЕВАНИНА. Фото Антона Грачева и Евгения Серогодского из архива «Галичских известий».