Опасность:главное-быть готовым

Опасность:главное-быть готовым

413
Поделиться
Опасность:главное-быть готовым

Галич - маленький и тихий город. Глубинка, как принято говорить. Наверное, поэтому все мы уверены, что никаких страшных потрясений с нами произойти не может. Узнавая из теленовостей о взрывах в метро, стрельбе в учебных заведениях, поясах смертников и взрывных устройствах в сотнях граммов тротилового эквивалент, мы ужасаемся, как все нормальные люди, и искренне скорбим вместе со всей страной или даже вместе со всем миром.
Но - согласитесь - ведь не пугаемся же, ни на мгновенье не «примеряя» эти трагедии на себя. Увидев в газете или на сайте советы о том, как предупредить теракт, как вести себя в случае нападения вооруженных людей, безмятежно перелистываем страницу в полной уверенности, что с нами-то это точно не произойдет никогда.
Бояться, и правда, не надо. Не надо ходить по улицам и ждать беды. Не стоит заглядывать в лица попутчиков в междугороднем автобусе или поезде: не злодей ли? Надо жить спокойно и счастливо! Но прочитать хотя бы однажды информацию о том, где может таиться опасность, как ее избежать и что делать, если все же оказался в страшной воронке теракта - нужно. Предупрежден - значит, вооружен. Просто потому, что  каждый - житель глухой деревеньки или крупного мегаполиса - может оказаться в ненужном месте в самое неподходящее время. Как двадцать лет назад оказался наш земляк, Михаил, - в то время солдат-срочник Кремлевского полка.
Солдат, несущих службу в самом сердце России, с первых же армейских дней обучают, как вести себя в случае возникновения угрозы теракта или других проявлений агрессии, обращая внимание, что осень и весна - время наиболее опасное. Именно в эти сезоны людей с нездоровой психикой тянет на неадекватные поступки.
В ноябре 1998 года нашему молодому земляку пришлось убедиться в правильности этой теории на собственном горьком опыте. Михаил оказался в самом эпицентре теракта, устроенного на Красной площади 65-летним психически больным писателем из Подольска.
Вечером 4 ноября солдат стоял в карауле у Спасских ворот. Около 19 часов увидел, как со стороны Лобного места, прямо в сторону главного входа в Кремль, движется автомобиль «Москвич-412». Машина катила бесшумно, словно это был сон:  водитель, разогнавшись и преодолев все заслоны, заглушил двигатель.
Остановился «Москвич» всего метрах в 15-18 от ворот.  К автомобилю бросились офицеры комендатуры Кремля, на бегу крикнув Михаилу, чтобы подал дубинку - разбить стекло. Водителя вытащили из легковушки, в руках у него был пистолет. Но главную опасность таил не он, а взрывное устройство мощностью 400-600 граммов в тротиловом эквиваленте, заложенное в «Москвиче».  
Самодельная бомба рванула, прошивая смертоносными осколками и офицеров-охранников, и молодого парня из тихого маленького городка, в котором никогда не случается больших бед...
Дальше - темнота.
Ранения Михаила оказались самыми серьезными. Потом - месяцы Кремлевского госпиталя, возвращение домой, счастливая жизнь в кругу самых близких и любимых людей. И память, которая все еще, нет-нет, да прорежет эхом оглушительного взрыва мирную провинциальную тишину.