Папкин орден

Папкин орден

1880
Поделиться
Папкин орден

Фронтовая награда ветерана Великой Отечественной войны Александра Васильевича Смирнова из деревни Углево Галичского района, вернется на родину героя из Мексики.

«Награда нашла героя» - несколько десятилетий после победного мая этот заголовок то и дело появлялся в советских газетах. Кто-то погиб в бою и был представлен посмертно. Кто-то «потерялся», отбыв домой на долечивание после тяжелого ранения. А где-то просто дала сбой штабная канцелярия. Лишь спустя годы, а то и десятилетия ордена и медали находили дорогу к своим героям, к их детям и внукам.

За семь десятилетий Министерство обороны, военные комиссариаты, патриотические объединения, поисковые отряды и волонтеры проделали огромную работу, чтобы ни один ратный подвиг не был забыт - и вот уже много лет не встречаются в газетах такие заметки, не мелькают сюжеты в выпусках новостей. Так что, даже сама по себе информация о розыске хозяина фронтового ордена, переданная нам друзьями через соцсети в начале лета, удивила. А когда выяснилось, что родных героя из маленькой галичской деревушки ищут на другом конце земли - в Мексике  - история и вовсе показалась чудом. 

«Дорогие друзья, я прошу вашей помощи! Мне нужно найти родственников Смирнова Александра Васильевича, чтобы вернуть им Орден Отечественной войны № 869922. И таким образом, принести мир душе Александра Васильевича.
С глубоким уважением и приветом из Мексики Эдуардо Круз, председатель Объединения «Вечный Огонь», представитель МОО «Вымпел» в Мексике», - гласил пост, к которому прилагались фотографии ордена, учетной карточки фронтовика и наградного листа. 

Мы тут же передали информацию по «интернет-цепочке» и, спустя всего несколько часов, родные Александра Васильевича нашлись: в Галиче живут две его дочери и сын.

«Мама с папой поженились еще до войны. До войны и сыновья родились: в тридцать девятом - Виталий, старший, а в августе сорок первого, как раз когда папка на фронт ушел, Николай. А мы, сестры, - уже как он домой вернулся, после ранения», - Галина Александровна и Зоя Александровна, хоть сами уже давно бабушки, все так же, как в далеком и теплом деревенском детстве, называют отца «папкой» и плачут,  вспоминая выращенные из семечек мамины яблоньки, которые только и остались на том месте в деревне Дурцово, где стоял родительский дом.

Александр Смирнов служил стрелком в 312-й Новгородском стрелковом полку (славная боевая история которого началась еще в 1803 году) 26-й стрелковой дивизии. Вступив в боевые действия в сентябре сорок первого в районе деревни Лужно Дымянского района Новгородской области, дивизия столкнулась на поле боя с отборными силами фашистов - танковой дивизией СС «Мертвая голова». Обороняя Лужно, в жестких боях 26-я стрелковая  потеряла около трети своего боевого состава. В феврале сорок второго стрелки Новгородского полка в составе своего боевого соединения участвовали в Дымянской операции и замкнули кольцо окружения вражеской группировки. В апреле оно было прорвано, и в течение весны и лета 1942 года Красная армия провела девять наступательных операций с целью вновь окружить противника и две оборонительные операции - для отражения его наступления. В наступательном бою 23 августа 1942 года боец Александр Смирнов был тяжело ранен. Смерть промахнулась на пару сантиметров: пройдя чуть ниже виска, пуля «прошила» обе щеки бойца, раздробив нижнюю челюсть, серьезно повредив язык. Почти год красноармеец Смирнов провел в госпитале, в Свердловске, а потом был комиссован по ранению. 


«Папка в сорок третьем домой вернулся. С тех пор работал в колхозе - пастухом, скотником. Так и жил в Дурцово, пока мама не умерла - в семьдесят седьмом. Тогда он к старшей дочери - Фаюше - в Углево перебрался. У нее одиннадцать лет еще после мамы прожил, - рассказывает Галина Александровна и я вижу, как копятся в ее глазах слезы. -  Про войну папка мало говорил. Ему после ранения вообще говорить непросто было: нижняя челюсть разбита была, язык поврежден. Но, наверное, он не потому не рассказывал ничего: тяжело не говорить, а даже вспоминать про то, что испытали они на войне. Орден отцу вручили уже после войны - в пятидесятом году. Им он по-настоящему гордился. Далеко его в семье не прятали: в комоде лежал». 

Пропала награда в конце восьмидесятых. «Мы один раз к Фаюше приехали в Углево, а папка расстроенный: ордена в комоде нет. И нигде нет - искали. «Мне же его за ранение дали - не просто так», -  только растерянно повторял, - соленые капли срываются с ресниц и ползут по щекам светлыми ручейками, останавливаясь в морщинках. Галина Александровна улыбается как-то виновато и вытирает их натруженной ладонью. - Из наших никто не мог взять, конечно. Папкин орден - кто бы стал брать? Зачем?»

В семье, где все сызмальства привыкли работать, каждой трудовой копейке цену зная, и в голову никому не пришло бы папкину гордость, кровью на войне заработанную, разменять на халявный рубль. Растерялись все - куда ж девался-то? И хоть думать плохо ни на кого не хотелось, вспомнили, что пропала награда в аккурат после того, как в деревню приезжали дальние родственники из большого города. «Мы спрашивали у них потом, конечно. Говорят - не брали», - даже сегодня, спустя тридцать лет, когда и связь-то со столичной родней давно прервалась, грешить на них дочери героя-фронтовика не хотят. Радость от того, что награда, которую с болью в сердце давно «похоронили», нашлась, отодвигает далеко на второй план мысли о чьем-то некрасивом поступке. Боль уступает место бесконечной благодарности: «Какой хороший человек этот мексиканец! Дай Бог ему здоровья!»

Этот мексиканец  - Эдуардо Круз. Он живёт в жаркой Гвадалахаре, работает ювелиром, учит русский язык и с глубоким уважением относится к истории России. Ею Эдуардо увлекся десять лет назад, познакомившись с несколькими русскими. Новые знакомые поведали ему о подвигах и самопожертвовании советских бойцов во время Второй мировой войны. Мексиканца настолько тронули эти истории, что он твердо решил заняться сохранением памяти о героях, которые по той или иной причине лишились своих боевых наград.


Искренне увлеченный делом восстановления памяти, Эдуардо сумел увлечь им и других: у него уже целая команда соратников, которую они назвали символично - «Вечный огонь». Эдуардо и его друзья находят в интернете военные ордена и медали, выставленные на аукцион, выкупают их на собственные средства, оформляют все необходимые документы и через консульство отправляют награды владельцам или их родственникам. С их помощью своих героев нашли уже двенадцать орденов и медалей. 


Работа по возвращению на родину Ордена Отечественной войны галичского героя-фронтовика Александра Васильевича Смирнова уже началась. Наша газета передала Эдуардо телефон и адрес электронной почты внука солдата. С родными Александра Смирнова связались те, кто помогает мексиканцу-патриоту в России. Как только будут собраны документы, подтверждающие право детей и внуков Александра Васильевича Смирнова на получение его награды, она будет передана в Россию. Мы обязательно расскажем об этом удивительном событии. 

«Как только вернется орден, сразу на кладбище поеду - папке его покажу. Знаете, как он обрадуется!», - Галина Александровна уже не вытирает слезы. И я, не стесняясь, плачу вместе с ней.