Последний поход — в вечность

Последний поход — в вечность

896
Поделиться
Последний поход — в вечность

«Первый, третий аппараты – пли!» - грянула команда капитана финской подлодки. Лихорадочная судорога дернула судно и, с воем разрывая ледяной свинец Балтики, тяжелые торпеды понеслись к цели – советской субмарине «С-7», что бесшумным плавным ходом по лунной дорожке скользила на север. Десять секунд, минута, полторы, две с половиной, три… Яркая вспышка, треск металла, рвущегося, как бумага, дребезги лунных бликов... Сильный гидравлический удар разломил корму, и вода бешено хлынула в отсеки, круша все на своем пути. Лодка стала резко оседать и всего через полминуты, задрав к ночному небу красивый форштевень, скрылась в темной воде, погребя в братской могиле сорок две жизни. Среди тех, чей прах и сейчас покоится на дне моря, – главный корабельный старшина Алексей Антифеев, наш земляк, галичанин.
404.jpg
 Главный корабельный старшина Алексей Антифеев, галичанин, осень 1942 года.

 О герое-подводнике, много лет считавшимся пропавшим без вести в январе 1942 года, нам поведала читательница «Галичских известий» Фаина Михайловна Антифеева. Ее муж, Александр Валентинович, подполковник запаса, приходится Алексею Алексеевичу Антифееву родным племянником. Память о нем, как и обо всех предках-фронтовиках, в этой семье бережно хранят, искренне сожалея, что знают далеко не все об их жизни и подвигах. «Так сложилось, что биографию Алексея Антифеева мы знаем больше из газет, чем из рассказов его родных. Семья Антифеевых жила в Галиче на Красноармейской – в деревянном двухэтажном доме с номером семь. Алексей совсем юным парнишкой уехал в Ленинград, как многие галичане в те годы уезжали. Уже в 1937 начал службу на подводной лодке», - Фаина Михайловна бережно перебирает бесценный семейный архив – старые снимки и газеты, затертые на сгибах выцветших страниц…
405.jpg
 Валентин и Алексей Антифеевы в Галиче, примерно 1930 год.

В наградных документах Алексея Антифеева есть указание на то, что первым местом его службы стала малая подводная лодка М-97, а потом он был переведен на другую советскую субмарину – С-7. На ней ходил галичанин-подводник в тяжелые опасные боевые походы, она же стала ему огромным железным саркофагом…

406.jpg Последний поход — в вечность, изображение №4 «Свекр, Валентин Алексеевич, родной брат Алексея Антифеева, рассказывал, что в Ленинграде у Алексея осталась дочь, Марина (на фото), показывал письма от нее и фото. Она очень на своего отца похожа! Давно это было, в семидесятых еще. Мы тогда были молодые, не очень-то внимательно его рассказы слушали, к сожалению. А когда свекра не стало, связь с Мариной прервалась… Знаю только, что Алексей Антифеев дочь так и не увидел: он погиб осенью 1942, а она родилась в начале сорок третьего», - собирает наша гостья воедино все, что слышала в семье о родственнике мужа.

 К ее рассказу мы добавили сведения, которые удалось найти в открытых несколько лет назад электронных архивах Министерства обороны, в мемуарах тех, чья фронтовая судьба пересеклась с героическим боевым путем подлодки «С-7». Теперь, в эти майские победные дни, хотим рассказать и вам о последнем походе Алексея Антифеева и его товарищей – о походе в вечность.

 Советская дизель-электрическая торпедная субмарина класса «средний» С-7 вступила в строй за год до начала войны в составе Краснознаменного Балтийского флота. За свой фронтовой путь длиной меньше чем в полтора года С-7 совершила пять боевых походов и произвела девять атак, выпустив по врагу дюжину торпед.

407.jpg 

Подводная лодка С-7 Первый бой с фашистскими судами экипаж под командованием капитана третьего ранга Сергея Прокофьевича Лисина провел в первый же день войны. Около полуночи 22 июня субмарина, несшая дозор в Ирбенском проливе, обнаружила два торпедных катера, которые дали советские опознавательные сигналы. Подойдя вплотную к субмарине, они внезапно открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов и практически в упор выпустили по советской лодке две торпеды. Катера оказались немецкими шнельботами, захватившими советские опознавательные сигналы на одном из постов Службы наблюдения и связи. С-7 спешно скрылась под водой, а на следующее утро германское радио хвастливо сообщало, что «красная субмарина» уничтожена. Однако фашисты просчитались: благодаря грамотным действиям капитана и команды лодка ушла от снарядов, а пулеметные очереди лишь повредили трубы вентиляции цистерн. После вынужденного ремонта С-7 снова стала в строй и до конца 1941 года совершила еще два боевых похода, обстреляв завод в Асери, железнодорожные станции в Иеве и Вайвари, населенные пункты Нарва, Нарва-Йысу, Тойла, а также повредив финский транспорт «Херта» с грузом 343 тонны.
408.jpg
 Командир субмарины С-7 Сергей Лисин. 

Первую военную зиму С-7 провела в Ленинграде, готовясь к новым походам на врага.

 За участие в летней военной кампании на Балтике в октябре 1941 года командир отделения радиста старшина 2-й статьи Алексей Антифеев, имевший к тому времени шесть благодарностей командования за отличную службу и освоение техники, был представлен к медали «За отвагу». В Наградном листе отмечено, что с начала войны он проявил себя как «смелый, решительный, мужественный боец. Освоив технику до автоматизма, обеспечил бесперебойную часть с базой», а «отрываясь от базы во время походов, всегда держал весь личный состав в курсе международных событий».

 По окончании тяжелой блокадной зимы в Ленинграде 1941-1942 годов подводники серьезно готовились к ее прорыву на море. К июню 1942 года гитлеровцем удалось создать сплошной противолодочный рубеж - от Кронштадта до устья Финского залива. Этот узкий, неглубокий отрезок на разных глубинах немцы перегородили постоянными минными полями и заграждениями. Постоянные корабельные и авиационные дозоры были готовы в любое время нанести удар по советским субмаринам. Немцы были уверены: нашим подводникам не вырваться из осажденного Ленинграда, ни один русский корабль или подводная лодка не пройдет сквозь их рубеж! Фашисты так поверили в свою непотопляемость на Балтике, что их суда нередко ходили без охранных кораблей, а в ночное время даже несли ходовые огни. Но своим профессионализмом и отвагой ленинградские моряки-подводники опрокинули все тактические расчеты врага. В июне 1942 года двадцать восемь наших подводных лодок тремя отрядами прорвались в Балтийское море и приступили к действиям на вражеских коммуникациях. Этот подвиг – заслуженная героическая страница в истории морских сражений, в истории Великой Отечественной войны, в истории непобежденного города на Неве. И на этой странице есть строки, вписанные нашим земляком Алексеем Антифеевым.

 В свой четвертый боевой поход подлодка С-7 отправилась 2 июля 1942 года. Пройдя в открытое море через укрепленный врагами Финский залив, лодка приступила к поиску фашистских кораблей. Вечером 9 июля С-7 обнаружила вражеский транспорт «Принцесса Маргарита». Командир Сергей Лисин приказал приготовить к атаке носовой торпедный аппарат и уверенно вышел на боевой курс. При выстреле произошла осечка, и торпеда осталась в трубе аппарата. Транспорт стал удаляться. Чтобы не упустить врага, нашей субмарине, рискуя быть обнаруженной, пришлось всплыть в надводное положение и начать преследование. Когда дистанция до вражеского судна сократилась до 4 кабельтовых (740,8 метров), по нему была выпущена вторая торпеда, которая достигла цели. 11 июля ко дну пошел шведский рудовоз «Лулео», шедший в охранении двух сторожевиков, которые безрезультатно сбросили на нашу лодку 26 глубинных бомб.
409.jpg
 11 июля 1942 года. Последние минуты парохода «Лулео». 

 30 июля в условиях малых глубин С-7 двумя торпедами на глазах у береговых наблюдателей дерзко потопила транспорт «Кате». Последняя оставшаяся торпеда была использована для атаки одиночного финского судна «Похьянлахти» утром 5 августа. Торпеда прошла мимо, и командир подводной лодки решил уничтожить судно артиллерией. Экипаж субмарины сильно рисковал, ведь 100-миллиметровое орудие было неисправно, а огонь из 45-миллиметровой пушки не имел должного разрушительного эффекта. На «Похьянлахти» пришлось потратить 380 снарядов и более получаса времени. Наконец, превращенный в решето транспорт загорелся и медленно начал погружаться. От гибнущего судна отплыли две шлюпки, в одной из них был капитан парохода с комплектом судовых документов и карт. Он и еще один финский моряк были взяты экипажем С-7 в плен.
410.jpg
 Первые пленные балтийских подводников. Краснофлотец конвоирует доставленных подводной лодкой «С-7» капитана Лайнио Кутоса Кайнио
финского транспорта «Pohjanlahti» и кочегара Коснинен Анимо Вильгельма. 

 Из показаний пленных выяснилось, что транспорт вез продовольственные грузы для финской армии и следовал к месту встречи с немецким конвоем.

 - Нам немцы говорили, что русский флот заперт в Ленинграде и что опасности нет, - говорил, удивленно разглядывая советских моряков, финский капитан.- Немцы говорили, что если в Балтике и появится какая-нибудь подводная лодка, то не русская, а английская.

 - Вы убеждаетесь в ином?

 - Да. Капитан жадно ел краснофлотский борщ и продолжал отвечать на вопросы.

 - Что вы слышали о Ленинграде?

 - Слышали, что он год как окружен, и все удивляются, как он держится.

 - А как это объясняете Вы?

 - Это непостижимо.

 Мерно гудели электромоторы. «С-7», потопив четыре судна, повредив один транспорт и взяв двух «языков», завершала сорокадневный, едва ли не самый удачный поход советских подводных лодок в годы Великой Отечественной войны.

 Встречать победительницу собрался весь личный состав береговой базы. В четыре часа утра на пирсе выстроились ряды по парадному одетых краснофлотцев. Как только на горизонте вырос силуэт С-7, музыканты начали играть марш.

 Отвагу моряков С-7 по достоинству оценило командование. Капитан субмарины был представлен к званию Героя Советского Союз, а весь экипаж – к орденам Красной Звезды. В том числе, и галичанин, главный старшина группы радистов подводной лодки С-7 Алексей Алексеевич Антифеев.
411.jpg
 Последний поход — в вечность, изображение №10

«Во время пребывания судна у берегов противника главным старшиной товарищем Антифеевым была обеспечена командованию подводной лодки бесперебойная радиосвязь. В трудных условиях он быстро исправил повреждение трансформатора приемника. Во время надводных атак перехватил радиосигналы с атакованных транспортов. Отлично подготовил к несению боевых вахт радистов, гидроакустика. За проявленные мужество и выдержку ходатайствую о награждении товарища Антифеева орденом Красного знамени», - написал в наградном листе капитан корабля Сергей Лисин.

 На парадном снимке, сделанном в сентябре 1942-го – вся команда С-7 с орденами на груди. Награды нет только у капитана. Он ждет Героя Советского Союза, а эта – высшая – награда оформляется дольше… До последнего похода морякам остается месяц…
412.jpg
 Экипаж «С-7». Ленинград, осень 1942 года. Второй слева в первом ряду (сидит) главстаршина, старшина группы радистов А.А. Антифеев. 

 Он начался 17 октября. 21 октября С-7 благополучно форсировала противолодочные заграждения, и вечером того же дня дала краткую радиограмму о выходе в Балтийское море. Согласно Таблице условных сигналов, сообщение состояло всего из пяти слов, передатчик лодки был в эфире меньше минуты, но и этого оказалось достаточно для службы радиоперехвата противника. За С-7 началась настоящая охота и ночью в Аландском море наша лодка, всплывшая для зарядки аккумуляторных батарей, была обнаружена и атакована «морским дьяволом» - финской субмариной «Весихииси». В 20 часов 41 финская подводная лодка выпустила торпеду. Через три с половиной минуты грянул взрыв.
413.jpg
 Финские субмарины «Iku-Turso» и «Vesihiisi» справа). Мариенхамн, ноябрь 1942 г.

С-7 переломилась и ушла на дно. Сорок метров Балтики, сорок метров памяти, сорок метров вечности…

 В 1993 году «С-7» была найдена на месте своей гибели на глубине 30-40 м и обследована шведскими водолазами С.Хюльквистом, А.Яллаем, П.Хедлюнгом и Ю. Санде. Съемки шведских аквалангистов. Четыре человека, находившихся на мостике, включая капитана субмарины, были спасены финнами и оказались в плену. Спустя два года, после выхода Финляндии из войны, они вернулись на Родину… Но это уже другая история. А нам очень хотелось бы закончить свою. Мы знаем, что нашу газету читают не только в Галиче. Среди подписчиков интернет-страниц «Известия Галич» сотни тех, кто живет за сотни и тысячи миль от костромской глубинки, но кому дорог Галич, кто врос корнями в эту теплую землю синего озера. Может быть, на нашу публикацию откликнется дочь Алексея Алексеевича Антифеева или ее дети, внуки Или, быть может, жив еще кто-то из соседей Антифеевых по улице Красноармейской, и с их помощью нам удастся восстановить те фрагменты жизни и его подвига героя-подводника, которых не достает в семейном архиве его родных. Такое уже удавалось нашей газете не раз. Надеемся на продолжение и этой героической истории.

 Текст Инна Козырева. Фото из личного архива семьи Антифеевых и с сайта http://www.sovboat.ru/