Просто двигайся!

Просто двигайся!

628
Поделиться
Просто двигайся!

«Просто двигайся» - такой статус я увидела на странице в соцсети нашего сегодняшнего собеседника - Дениса Куркова, а с первых минут разговора убедилась: это не пустые, хоть и красивые, слова, не девиз хозяина страницы, и даже не только его жизненное кредо. «Просто двигайся» - это образ жизни молодого парня, который ставит перед собой серьезные, по-настоящему взрослые мужские цели и идет к ним: не выбирая легких, «халявных» путей, не ленясь и не жалуясь на отсутствие возможностей хорошей жизни в маленьком городе.

Практически в полном соответствии с классическим мужским «бизнес-планом» Денис в свои тридцать лет (возраст, когда многие его ровесники еще так и не слезли с иглы родительской поддержки) уже живет с сынишкой и любимой женой в своей собственной квартире, которую купил на собственные - даже не ипотечные, а лично заработанные - деньги. Не знаю, сколько деревьев он уже успел вырастить, но точно знаю, что вырастил как минимум одного домашнего сибирского кота и воспитал одну служебную немецкую овчарку.


- Денис, у тебя не самая распространенная должность – инструктор-кинолог. Таких в Галиче – на пальцах сосчитать. Эта работа – мечта детства? Любовь к собакам?
- Да, кинологов в нашем городе немного – всего несколько человек в полиции и в следственном изоляторе, там, где есть служебные собаки. Животных я, и правда, люблю, но с детства о такой должности не мечтал, врать не буду. Так сложилось.
- Как сложилось?
- Родился в Галиче, учился в гимназии №1. Потом – индустриальный колледж, потом – армия, десантные войска. Вернулся – устроился на службу в МВД – в отделение вневедомственной ораны. С 2011 года отслужил там восемь лет в звании прапорщика, а потом понял, что надо двигаться дальше (помните статус в социальной сети? – И.К). Еще во время службы я по своей инициативе поступил в институт, на заочное, потому что высшее образование открывает больше карьерных перспектив. В 2019 году, когда получил диплом о высшем юридическом образовании, решил попробовать что-то новое для себя и идти вперед при этом. Выбрал службу в следственном изоляторе – здесь есть возможность карьерного роста. Здесь мне предложили несколько вакансий, в том числе – инструктора-кинолога. Я и решил: почему не попробовать?
- Но все-таки это не обычная должность, не любой решится попробовать. Кто-то ведь от маленьких собачек на улице шарахается, а кого-то четвероногие раздражают: запах, шесть, выгуливать надо с пакетиком и совочком… Ты, выходит, не боишься ни собачьих зубов, ни собачьего духа. Дома есть собака?
- Собаки нет. Есть кот – сибирский, большой, размером со среднюю такую собачку. Каждый раз приходя со службы, сразу у дверей, в прихожей, прохожу строгий кошачий фильтр. Кот с пристрастием обнюхивает и, учуяв ненавистный собачий дух, очень злится. Правда, недолго: сибирские коты – ласковые, уравновешенные и очень преданные своим хозяевам, несмотря ни на что. Но люблю я не только кошек: и собак не меньше, да вообще – животных.
- Давай, наконец, поговорим о той, которая выводит из равновесия даже невозмутимого сибирского кота – о твоей служебной собаке. Как ее зовут?
- Зовут ее Санглен Олбритт Акори, но для своих, конечно, просто Акори. Она молодая немецкая овчарка, сейчас ей четыре года, а когда мы познакомились, было два. Акори в то время в основном стояла в вольере, ждала нового хозяина. Ее закрепили за мной, и всем премудростям службы обучаю ее я.
- Наверное, для того, чтобы обучать собак этой непростой, очень ответственной службе, нужно и самому специально учиться?
- Да, конечно. Прежде, чем заниматься с Акори, я сам три месяца упорно постигал науку обучения служебной собаки и просто общения с животным. Учился здесь же, на службе: в изоляторе мне выделили наставника, опытного кинолога, который и в теории, и на практике обучал меня работе с собакой. Еще я много специальной литературы читал. Потом сдавал серьезный экзамен и, только пройдя его, получил разрешение работать с Акори.
- Но с собакой-то ты все эти три месяца общался или вообще впервые подошел к ней, получив «корочки»?
- С собакой, конечно, общался, каждый день приходил к ней, приучал к себе. Общий язык нашли быстро: Акори сразу меня приняла. А когда я сдал экзамен на право стать инструктором-кинологом, она без особых проблем стала и мои команды выполнять. Бывает, конечно, что норов проявит – не послушает. Но в основном свой характер сильного, мощного зверя Акори показывает только по команде «Чужой!»
- Денис, для службы в силовых структурах собаки проходят отбор еще в питомнике: с учетом родословной, с учетом темперамента щенка. Получается, у всех собак в СИЗО характеры похожи?
- В нашей кинологической службе одиннадцать собак, каждая из них – с особым характером. Есть более агрессивные собаки, есть более мягкие, уступчивые. Характер собаки зависит и от ее общения с инструктором.
В этот момент к разговору подключилась психолог следственного изолятора Ольга Благовещенская.
- Конечно, у собак, которые попадают на службу, есть базовые качества: обучаемость, крепкая психика, выносливость. У всех наших собак твердый характер: они не должны пугаться атакующего их человека. Кроме того, они все должны обладать отменным нюхом, прекрасным слухом и зрением. Но все же, как сказал Денис, инстуктор-кинолог тоже во многом влияет на качества своей собаки. Если инструктор раз пропустил тренировку со своей подопечной, потом еще раз, потом позанимался спустя рукава, собака очень быстро перенимает такое отношение к службе.
Что касается Дениса – он очень целеустремленный, у него очень высокая самодисциплина. Акори это, конечно, чувствует. Их служебный дуэт – один из лучших в нашей кинологической службе. Ежемесячно в учреждении инструкторы с собаками проходят проверки – показательные выступления, которые показывают уровень дрессуры собак и умения инструктора по работе с четвероногими подопечными. Денис и Акори всегда показывают отличные результаты.
- Что она умеет благодаря тебе, Денис?
- Она выполняет все основные команды, которые держат под контролем ее поведение: «Сидеть», «Лежать», «Ко мне», «Рядом» и так далее, также Акори уверенно преодолевает полосу препятствий. Но есть определенные навыки, которые отличают служебную собаку от дрессированного, но обычного, «гражданского» пса.  Она берет след человека, сможет задерживать преступника, умеет конвоировать осужденных, находить сбежавшего и спрятавшегося в любом убежище преступника.
- Какие-то из этих навыков ей уже приходилось применять на практике?
- Да, конечно. В СИЗО все собаки работают, их главная работа – конвой. В изоляторе в основном содержатся подследственные, многих доставляют в Галич из других городов, а после суда и приговора осужденных отправляют в колонию. Задача собак – помогать конвоировать подследственных с поезда в учреждение и обратно – на вокзал, до вагона.
- Как осужденные реагируют на собак?
- Опасаются. Когда в шаге от тебя такой серьезный зверьзарычит, оскалится, будет рваться в твою строну – это дисциплинирует, отбивает всякое желание вести себя расслабленно, вызывающе, провокационно.
- А в поиске пропавших людей Акори не участвовала?
- Нам с Акори не пришлось, хотя вообще наших служебных собак иногда привлекают к поискам. Думаю, в случае необходимости она справится с задачей.
- Денис, а вкусняшками ты свою напарницу угощаешь? Она же девочка!
- Она все-таки прежде всего – служебная собака. Служба и на людей накладывает определенные ограничения, обязательства, и на собак. Служебных собак в СИЗО кормят специальными сухими кормами, которые помогают поддерживать их в хорошей форме. Еда – по расписанию, два раза в день.
- А гулять за пределы территории изолятора выводишь?
- И опять – не положено. На территории учреждения есть специальный кинологический городок, где мы тренируем собак. Здесь они учатся идти по следу, находить запрещенные вещества и предметы, конвоировать преступников. Там же выгуливаем их: до работы или после, в выходные.
За пределы изолятора служебные собаки выходят нечасто: надо понимать, что это не домашние питомцы, а четырехлапые сотрудники режимного учреждения, поэтому высокие стены СИЗО они покидают исключительно по служебной надобности – на работу или на учения. Так, за пределами учреждения с собаками мы отрабатываем только навык поиска сбежавшего заключенного.
- То есть никаких «неуставных» отношений с такой красавицей?
- Ну, почему никаких? (На серьезном лице Дениса появляется мальчишечья улыбка). Мы и играем, и дурачимся. Без дураченья – никак! Валяемся, катаемся по земле, деремся в шутку. А зимой в снегу зарыться – для Акори особое удовольствие. Собаку же обязательно надо поощрять, а игру она воспринимает как поощрение.
- Денис, ты говорил, что пришел в СИЗО, чтобы двигаться вверх, продвигаться по карьерной лестнице. Но ведь вышестоящую, офицерскую должность тебе могут предложить только в другом подразделении, не кинологическом, так?
- Моя работа мне нравится, но я пришел в СИЗО, чтобы идти вперед: если будет возможность продвижения по службе, вакансии на офицерских должностях – пойду дальше. У кого-то такая позиция: досидеть до пенсии спокойно, никуда не дергаясь. Но это не моя дорога: у меня есть силы, время впереди, желание достичь большего – и я буду идти вперед.
- А как же Акори? Она же привыкла к тебе.
- У собак в силовых структурах – короткий срок службы: 7-8 лет. Когда они уходят на пенсию по выслуге лет, у большинства из них начинается другая – гражданская жизнь. Служебных собак охотно покупают в дома: они умные, дисциплинированные. Так что расстаться с Акори придется в любом случае: мы же оба с ней – на службе.
- Денис, не могу не спросить, твое стремление двигаться вперед - это самоцель? Желание раскрыть свои способности, самоутвердиться? Или главное - это желание обеспечить достойную жизнь своей семье: квартира, автомобиль, путешествия, на будущее - образование ребенка?
- Наверное, и то, и другое. Мне интересно идти вперед, ставить себе новые цели и достигать их. Ну, и конечно, зарплата имеет значение. Я считаю, что благополучие моей семьи - это моя задача, моя ответственность.
- Есть немало молодых людей, которые уезжают в большие города, чтобы зарабатывать больше, видят там больше возможностей.
- Мне нравится жить в Галиче. Здесь у меня родные, друзья. Здесь озеро, я там частенько зависаю - рыбачу. Я думаю, что в небольшом городе много плюсов для жизни, главное, самому стремиться к лучшему. Просто двигаться, одним словом!