Возвращение

Возвращение

455
Поделиться
Возвращение

Потребность души
Глядя на то, как в последние годы вырос интерес  (а скорее - потребность души) у россиян к участию дедов и прадедов в Великой Отечественной войне, как  дотошно многие ищут в интернете любое,- хоть маленькой строчечкой -  упоминание о ратной истории семьи, с какой гордостью поднимают над головой портреты прадедов, шагая в Бессмертном Полку, испытываю одновременно и гордость, и досаду. Здорово, что Победа стала для нас символом величия целой страны и каждого ее воина - в отдельности. Но как же обидно, как непростительно больно, что собираем сейчас эту историю по крохам скупых на детали и эмоции документов. У нас ведь, как минимум, лет шестьдесят было, чтобы от них самих - героев-фронтовиков - узнать о том, как отчаянно отважно они сражались, но как страшно при этом было им подниматься в новую атаку, как горько было терять товарищей, как жгуче  в минуты затишья хотелось в Россию, домой - обнять и маму, и жену, и сынишку. 

Хорошо помню, как в школьные годы на 9 Мая в наш класс приходила ветеран войны Александра Константиновна Иванова. И мне, переполненной ее рассказами о героической защите Сталинграда, даже не приходило тогда в голову, придя домой, расспросить о войне  деда. Дед был свой: насквозь пропахший крепкой махоркой и ароматными стружками, курил мундштук на завалинке, латал суровой нитью вечно продиравшиеся на пятках мои валеночки и столярничал в маленькой своей мастерской. Ну, каким же он был для меня героем? Он был мне «деда» - строгий и добрый, родной. И не думалось ни мне, ни моим родителям, что он уйдет когда-то, унеся с собой не страницу - целый том истории Родины, семейной истории. 

И только несколько лет назад из отрывочных воспоминаний отца я узнала, что мой дед, Козырев Павел Михайлович, прошел Финскую, а потом и Отечественную - зенитчиком на Ленинградском фронте. Только это и осталось мне от него. Да еще фотография в военном кителе, да теплые детские воспоминания о латаных валенках и теплых, сухих ладонях, гладивших меня по голове. 

Старший брат
У Александра Николаевича Батарина не было возможности - расспросить. И даже мои воспоминания о деде и пожелтевшая от времени карточка кажутся ему бесценным богатством, которого он лишен: его родной брат-фронтовик Борис Николаевич Батарин ушел на фронт восемнадцатилетним мальчишкой в сорок первом, и был убит в апреле сорок второго под Смоленском, до того, как в сорок третьем родился Александр. А единственная юношеская фотография Бориса сгорела вместе с родительским домом во время страшного пожара, случившегося в их родной деревне  в семидесятые. 

Корнями семья Батариных уходит в галичскую землю: рождались и жили несколько ее поколений в Дмитриевском. Для кого-то малая родина стала домом на всю жизнь, других жизнь разметала по российским городам и весям. 

«Я мало что знал о брате, да ведь он и пожить успел совсем немного, - рассказал Александр Николаевич. - Но то, что учился он в шестнадцатой железнодорожной школе Галича, - знал с самого детства. Когда перед школой, переименованной позднее в школу №4, появился обелиск выпускникам, погибшим во время Великой Отечественной войны, я был огорчен, что имени моего старшего брата нет на  памятном камне. Но прежде я и сам мало что знал о его ратной судьбе: только то, что погиб в сорок втором, потому и не стал никуда обращаться с этим вопросом. Но в последние годы открылись архивы военного времени, и информацию о брате, хотя и самую скупую, мы там нашли».

Вот он, этот документ - донесение о безвозвратных потерях штаба 234-й стрелковой дивизии. Скупо сообщает начальнику отдела укомплектования штаба Калининского фронта, что уроженец Галичского района Ярославской области комсомолец, рядовой красноармеец Батарин Борис Николаевич убит 16 апреля 1942 года и оставлен не вынесенным с поля боя, что нет у молодого парнишки ни жены, ни детей, и полетит скорбное извещение в деревню Дмитриевское Галичского района к отцу солдата - Батарину Николаю Федоровичу. 

Последний бой
История 234-й дивизии, больше известной как Ярославская коммунистическая дивизия, отражена в документах и хронике так подробно, что дает нам возможность восстановить и короткий фронтовой путь бойца Бориса Батарина, и обстоятельства его гибели. 

Формировалось это воинское соединение по инициативе Ярославского обкома партии из добровольцев Ярославской области (включавшей тогда современную Костромскую область) в районе поселка Песочное Ярославской области.
В дивизию направлялись лучшие работники области. Из 11700 человек было 5311 коммунистов и 2487 комсомольцев. Командный и политический состав дивизии комплектовался из числа руководящих партийных работников области. Обмундирование и вооружение велось за счет средств области и Наркомата обороны.

Апрель 1942 года 234-я стрелковая дивизия встречала в Пречистенском районе Смоленской области. Сплошной линии фронта здесь не было: не позволяли выровнять фронт многочисленные болота и непроходимые топи.
Выдвинувшись в Пречистенский район, части 234-й дивизии нависли над коммуникациями Бельской группировки противника - дорогой Духовщина - Пречистое - Белый - Ржев. И наши воины без промедления ринулись на перехват этой дороги в нескольких направлениях.

С начала апреля Ярославская коммунистическая дивизия отбила у врага на этом большаке и поблизости от него 20 населенных пунктов. Важнейшее транспортное сообщение немецкой группировки «Центр» оказалось перерезанным в нескольких местах.

В ответ, подтянув в Пречистенский район части 7-й танковой дивизии и крупные силы авиации, враг перешел в наступление. Бой, длившийся с 1 по 4 апреля, был кровопролитным. В 234-й стрелковой дивизии из строя выходили целые подразделения. В 1342-м полку, где служил Борис, погибла на поле 6-я рота. Вместе с солдатами оборону стратегически важного большака держали командиры, и так же гибли под вражеским огнем. В эти дни пали смертью храбрых военный комиссар 1342-ого стрелкового полка батальонный комиссар Щелоков Сергей Васильевич из города Данилова, несколько военкомов стрелковых батальонов полка.

Утро 5 апреля 1942 года началось с массированных налетов фашистской авиации. В тот день она совершила сотни самолетовылетов, и большинство из них - как раз на позиции 1342-ого стрелкового полка. Без прикрытия с воздуха подразделения этой части стойко сражались и отражали атаки танков и пехоты. К исходу дня перед их позициями осталось 6 танков, сожженных бутылками с «коктейлем Молотова». 

Мужественно сражались и воины других частей дивизии. Ожесточенные бои на большаке и около него продолжались пять дней. Самолеты налетали группами по 30-35 машин. Защитники деревень гибли ротами, но держались стойко. 
Однако превосходство противника в боевой технике и живой силе, в конце концов, сказалось: после пятидневных боев части и подразделения 234-й стрелковой дивизии были потеснены. Из 20 ранее освобожденных населенных пунктов 12 пришлось оставить.

Уже 16 апреля, залатав наспех раны, ярославцы вновь пошли в наступление. Вот только галичский парнишка Борис Батарин этого уже не увидел. Он остался лежать на израненной смоленской земле под высоким весенним небом, погибший в кровопролитном бою за важную стратегическую дорогу, за маленькие смоленские деревушки, за большую Советскую Родину. 

Встреча в родной школе
Узнав подробности о героической судьбе брата, Александр Николаевич твердо решил восстановить справедливость: вписать его имя на памятный обелиск у родной школы. Его верной помощницей стала племянница - Людмила Сергеевна Макеева, живущая в Петербурге. Она обратилась в редакцию «Галичских известий» с просьбой помочь в этом священном деле. 

Никогда мы не оставляем без ответа такие истории - не прошли и мимо этой: рассказали ее директору школы №4 Елене Владимировне Охлопковой. Стоит ли говорить, с каким трепетом отнеслись к рассказу и просьбе родных в школе, которая давно уже стала настоящим музеем. Как самое бесценное богатство хранят здесь все - даже самые незначительные - сведения о своих выпускниках, о истории родного города в целом. И, как было заведено еще историком Михаилом Павловичем Шкотовым, работой этой занимаются вместе, с одинаковой увлеченностью, и учителя, и ученики. 


И вот в преддверии великого и светлого Дня Победы выстроилась на торжественную линейку перед обелиском вся школа. Приехали из разных концов России родной брат Бориса Батарина Александр Николаевич, его родные племянники - Людмила Сергеевна, Евгения Сергеевна и Николай Сергеевич и родственники, живущие сейчас в Галиче. Многие из них в разные годы окончили именно это учебное заведение. Поэтому трудно переоценить тот душевный трепет,  с которым они прошлись по школе в сопровождении директора Елены Владимировны Охлопковой и историка, руководителя школьного музея и историко-краеведческого центра «Наследие» Еленой Константиновной Кузьмичевой. 

А потом упала ткань с острого каменного  угла, и все увидели на белом полотне памятника еще одно имя, вписанное в ряд из тридцати пяти имен выпускников, погибших за Родину: ученик сороковых-роковых Борис Батарин вернулся в родную школу с войны, спустя почти восемьдесят лет, -  героем. 
И это еще не все, что сделали ради священной памяти его родные. 


«Я связалась с представителями поискового отряда «Комбат», что действует в Духовщинском районе Смоленской области, где погиб Борис, - рассказала Людмила Сергеевна Макеева. - И представьте только, они помогли мне найти братскую могилу, в которой захоронены останки моего дяди! Она находится там же, на Духовщине, в селе Воронцово. Захоронение солдат, чьи останки были убраны с полей сражений, произведено в 1943 году, а в 1956 году в него перенесены останки из других братских могил, располагавшихся в соседних деревнях.


Согласно документам в могиле покоится прах 1276 солдат и офицеров Красной Армии, павших в боях за смоленщину в 1942-1943 годах. Под номером 38 в этом списке значится мой дядя - галичанин Борис Николаевич Батарин. Там же, на смоленщине, воевал и мой дедушка по линии отца - Колесников Николай Иванович, уроженец деревни Макарово Галичского района, - погибший в боях за  освобождении этой земли в августе 1943 года. Несколько лет назад мы были там, передали в местный музей фотографию деда. Но тогда мы даже не знали, что всего в нескольких десятках километров лежит Борис. Ну, ничего, такая дорога не в тягость, еще раз съездим. Знали бы вы, как благодарны на смоленщине костромичам, ведь там погибли десятки тысяч солдат Ярославской дивизии, как свято хранят о них память!»

... Знаете, а может, так надо было, чтобы именно сейчас мы собирали по крупицам свою великую историю? Может быть, нам, заблудившимся в новом веке среди блестящей золотом мишуры чужих ценностей и идеалов, нужно пройти вновь пыльными дорогами смоленщины, бездонными синявинскими топями и разодранными в клочья улицами Сталинграда, чтобы понять, что знать родную историю нужно не для оценок и диплома, а для самоидентификации себя как частички великого, отважного, справедливого русского народа.